АВТОГОНКИ ПО ДАРВИНУ: выживает сильнейший

Всем хомо сапиенсам, как и любым представителям животного мира, в той или иной мере свойственна тяга к борьбе за выживание. Раньше это реализовывалось в основном на кулаках — ну, типа, народ ходил район на район и чистил друг другу рыла у местечковых кинотеатров. Теперь люди в основном борются с себе подобными на работе, когда делают карьеру. Ну а есть и такие, которые преобразуют теорию Дарвина в другие виды материи. Например, в экстремальные контактные гонки на хитрых таких тачках. В общем, друже, ты, наверное, уже догнал: я собираюсь держать речугу об автомобильных гонках на выживание.

ЕСТЬ КОНТАКТ!

Пошло все это, ясное дело, от автокросса, а началось оно где-то на рубеже девяностых. В середине прошлого десятилетия это дело было нехило так популяризовано при помощи ТВ: гонки на выживание показывали по ящику каждое воскресенье. А потом телевизионщики куда-то слились — то ли рейтинг был не очень, то ли дирекция канала сменилась — и широкие массы об этом интересном зрелище стали постепенно забывать. Так что я на всякий пожарный расскажу, что это за зверь такой и с чем его едят.

Чтобы потом не возвращаться, начну с места действия. В его роли обычно выступает Крылатское. Это, разумеется, если о столице идет речь. А кроме этого, есть еще другие мегаполисы, в которых наличествуют подходящие автодромы и заинтересованные персонажи. Самые продвинутые в этом отношении точки пространства — Нижний, Ульяновск, Калуга, Самара, Малоярославец, Зеленоград и Волгоград.

Суть движа сводится к тому, что куча раздолбанных тачек гоняется друг за другом по тесноватой трассе, обычно грунтовой, с огромным количеством луж, ям и прочих подвохов. Хотя в принципе это не обязательно: иногда можно погонять и по асфальту. Причем в этом случае подойдет что угодно, вплоть до обычного загончика для картинга. Это только кажется, что полноформатным авто на таких трассах ловить нечего: в мире возможно все, ты и сам наверняка об этом догадываешься. Но среди самих гонщиков асфальт считается этаким секонд-рейтом: по их понятиям, самый цимес — в рубилове на пересеченной местности.

Ты, наверное, имеешь полное право спросить: а чем же тогда все это дело отличается от кросса, ралли и прочих видов автоспорта? Ну, во-первых, полным отсутствием джентльменства: бортовать, подрезать и спихивать с трассы не только разрешено, но и необходимо. Именно в этом и состоит фишка. То есть, если перед тобой маячит надоевший лидер или же просто какой-нибудь кекс, мешающий тебе продраться к финишу, его совершенно не в падлу отодвинуть, поддеть, закрутить, толкнуть или вообще опрокинуть на бок. Потому как ежели ты будешь играть в благородного гасконца — какое же это, на хрен, выживание?

И второе: отличаются сами участники. Я имею в виду — не одушевленные, а железные.

ЖЕЛЕЗНЫЕ КОНЯГИ КАК КЛАСС МЛЕКОПИТАЮЩИХ

Все тачки практически самодельные. Это не значит, что их создатели корпят по ночам над чертежами и изобретением очередного велосипеда — нет, самодельными они, как бы это выразиться… становятся в процессе. То есть изначально берется совершенно обычная машина и переоборудуется в кустарных условиях. Потом она выставляется на гонки, где ей разбивают боковины, крылья, задок-передок и все, что вообще можно смять и раздолбать. Каждый раз после этого полетевшие фрагменты меняются, причем в основном на самопальные. Проще говоря: берется кусок железа и приваривается (клепается) на место искореженного оригинала. Ну и, понятное дело, постоянно меняются элементы ходовой, которая в таких экстремальных условиях летит вообще со скоростью звука. В итоге получается, что после нескольких особо бескомпромиссных заездов на тачке не остается ни одной родной детали, кроме блока цилиндров или там каких-нибудь лонжеронов. Поэтому 50% авто, выставленных на гонки, вообще не подлежат идентификации невооруженным глазом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 3