Пушкинский библиотечный урок-беседа на тему Чтение – вот лучшее учение

  • Бородина Наталья Яковлевна, заместитель директора по научно-методической работе

I. “Книг, ради Бога, книг!”

Книги А.С. Пушкин любил страстно. Для него они были живыми, очень дорогими существами, друзьями. Когда смертельно раненного на дуэли поэта привезли домой и он узнал, что его “жизнь кончена”, он сказал, обращаясь к книгам: “Прощайте, друзья!”

Он умирал в окружении книг. Открывая глаза, в последние часы своей жизни Пушкин видел книжные полки. Книги теснились вокруг него, словно желая помочь, поднять. Полки, наклоняясь, как бы подставляли ему, обессилевшему, умирающему свои деревянные плечи…

От самой колыбели до самой смерти книги были воистину верными и любимыми друзьями поэта, он никогда не расставался с ними, когда выходил из дому: в кармане у него всегда была книга.

При переездах с квартиры на квартиру именно о книгах поэт всегда заботился в первую очередь. “Что-то дети мои и книги мои? каково-то перевезли и перетащили тех и других?” – беспокоится Пушкин в письме к жене от 16 мая1836 года. (Речь идёт о переезде семьи с зимней квартиры на дачу). Для Пушкина характерен этот удивительный знак равенства между самыми дорогими существами – детьми и книгами.

Именно на покупку книг Пушкин тратил большую часть денег, заработанных изданиями своих произведений. Его хорошо знали во всех книжных магазинах и лавках обеих столиц.

Так, очень часто его можно было встретить в лавке книготорговца и издателя Смирдина.

Много книг Пушкин выписывал из-за границы через магазин Ф.М. Белизара на Невском проспекте. У Беллизара Пушкину было особенно приятно покупать: ведь этот “книгопродавец” охотно продавал поэту в долг и не торопил с отдачей денег…

Пушкин радовался каждой новой книге. О новых пополнениях Александр Сергеевич радостно сообщал жене: “Моя библиотека растёт и теснится!”

Причём очень часто Пушкин не имел сил совладать с желанием приобретать книги, несмотря на требования рассудка. Он так и не смог расплатиться с долгами. Долг возрос до огромной суммы 3399 рублей…

По свидетельству друга поэта Петра Александровича Плетнева, Пушкин, “Издерживая последние деньги на книги, сравнивал себя со стекольщиком, которого ремесло заставляет покупать алмазы, хотя на их покупку и богач не всякий решится”.

При своих обычно стеснённых материальных обстоятельствах Пушкин тратил на покупку книг большие деньги. В течение всего одного только месяца 1836 года, когда поэт как никогда испытывал материальные затруднения, он истратил на книги:

16 июня – 58 руб. 18 июня – 199 руб. 20 июня-73 руб. А всего за месяц – 758 руб.50 коп.

Интересно сравнить эти расходы с перечнем мелких трат из сохранившегося листка приходно-расходной книжки А.С. Пушкина. 8 марта того же года: на извозчика – 40 коп. и на булку 6 коп; 18 марта – на извозчика 15 коп. и на яблоко 5 коп. и т.д., всего за месяц 39 руб. 30 коп.! ( Для сравнения: пуд (16 кг) пшеничной муки во времена Пушкина стоил 3 руб.75 коп., фунт (409,5 г.) мяса – 12 коп.!

С какого же времени Пушкин начал читать? Пушкин стал читателем раньше, чем прочёл первую книгу, раньше, чем вообще научился читать. Ведь в самом раннем детстве перед ним были особые – “говорящие”(!) книги.

Литераторы, которые собирались в доме отца поэта Сергея Львовича: В.А. Жуковский (о котором впоследствии Пушкин напишет: “Его стихов пленительная сладость пройдёт веков завистливую даль…”), любезный дядюшка Василий Львович (которого позднее Пушкин стал величать “парнасский мой отец”), европейски образованный Н.М. Карамзин, известный тогда баснописец И.И. Дмитриев, известный поэт К.Д. Батюшков…

При этом отец Пушкина рассказывал, что Александр уже в младенчестве своём обнаружил большое уважение к писателям. Ему не было шести лет, но он уже понимал, что Николай Михайлович Карамзин – “не то, что другие”. “Одним вечером, – рассказывал отец – Николай Михайлович был у меня. Сидели долго; во все время Александр, сидя против меня, вслушивался в его разговоры и не спускал с него глаз”.

Сам Сергей Львович знал наизусть и декламировал почти всего Мольера!

Это был первый культурный пласт, не исчезнувший с годами, не закрытый другими пластами. Это был и первый толчок вылазкам в ту необъятную книжную страну, островок которой находился совсем рядом, за дверью отцовского кабинета.

И Пушкин явился туда далеко не новичком. Отец уже давал девятилетнему сыну читать сочинения Плутарха и Гомера. (В 9 лет Пушкин уже прочитал “Илиаду” и “Одиссею”!)

(Обсудить с детьми, как он мог это сделать, на каком языке он мог прочитать эти знаменитые поэмы)

Сестра поэта Ольга Сергеевна вспоминает, что недовольный “тем, что ему давали, он часто забирался в кабинет отца и читал другие книги”.

Пушкин в детстве читал всё подряд. У Сергея Львовича была обширная библиотека. Не будем очень обольщаться художественными достоинствами этих книг. Это в основном была литература салонного эпикуреизма, эротизма, скепсиса. Но в ней было много поэзии.

В какой-то день, а может быть, в какую-то ночь его жадная до книг рука дотянулась и до Вольтера…И вот два полнокровных живительных потока слились в один: французы породнились с древними греками и дали своё жизнелюбивое потомство.

Благодаря феноменальной памяти всё прочитанное оставалось в постоянно пополнявшейся внутренней кладовой поэта, откуда он в течение всей жизни неустанно черпал, изумляя окружающих своей начитанностью, своим кругозором.

В Лицее (вспоминаем с детьми, сколько лет было Пушкину, когда он поступил в Лицей, кто учился вместе с ним) Пушкин поразил товарищей своей начитанностью. Иван Пущин вспоминал: “все мы видели, что Пушкин нас опередил, многое прочёл, о чём мы и не слышали, все, что читал, помнил…”

(Рассказываю о том, как В.А. Жуковский проверял “лицеистом Пушкиным” “качество” своих творений)

Таким образом, мы вправе сказать, что главную часть своей библиотеки Пушкин постоянно носил с собой, она всегда была у него под рукой, где бы он ни находился.

Читал Александр Сергеевич помногу, читал сразу несколько книг, различных по жанру и направлениям. Непременно брал с собой книги, отправляясь в путешествие. (А путешествовал Пушкин очень много! Исколесил Россию вдоль и поперёк. Изъездил вёрст больше, чем знаменитый путешественник Пржевальский!) На юг он взял Шекспира, в Арзрум – “Божественную комедию” Данте, в Болдино – английских поэтов.

Книги Пушкин собирал жадно. Можно сказать, что они “прилипали” к рукам Пушкина в лучшем смысле этого слова. Он умел их находить повсюду, умел просить, выпрашивать, вымаливать…

Так, например, находясь в имении своей тёщи Натальи Ивановны в Яропольце всего два неполных дня – с 23 по 24 августа 1833 года, он за общими разговорами, любезностями, а также прогулками по местным достопримечательностям не забывал и о книгах. “Я нашёл в доме старую библиотеку, – пишет он жене, – и Наталья Ивановна позволила мне выбрать нужные книги. Я отобрал их десятка три, которые к нам и прибудут вместе с вареньем и наливками. Таким образом набег мой на Ярополец был вовсе не напрасен”. Зная о том, что Наталья Ивановна не отличалась щедростью, мы можем только догадываться, какую дипломатическую атаку предпринял Пушкин!

35 томов Французской энциклопедии Пушкин выиграл в карты! (у Великопольского)

Трудно назвать точную дату, когда у Пушкина появились первые собственные книги. Но это знаменательное событие, бесспорно, произошло в Лицее.

(Читаем лицейское стихотворение “Городок”, знакомимся с кругом чтения Пушкина – лицеиста: Вольтер, Богданович, Барков (увы!), Крылов, Жуковский, Вергилий…)

* * *

Известно, что в этот период Пушкину-лицеисту дарят книги многие знакомые, друзья, родные… Так, в ноябре 1815 года Пушкин с гордостью записывает в дневник: “Жуковский дарит мне свои стихотворения”.

В начале 1810-х годов, по всей видимости, перед самым отъездом будущего поэта из Москвы в Лицей, он получил от сестры Ольги два изящных томика в переплёте “из цельной кожи” – французское издание басен Лафонтена (1795 год). Ольга хотела, чтобы брат во время серьёзных занятий в Царском Селе отдыхал за чтением басен Лафонтена, но Пушкин забыл захватить с собой этот подарок. И только в 1817 году книги возвратились к своему рассеянному владельцу, когда тот находился в Михайловском. Обо всём этом можно судить по сохранившимся на книгах надписям на французском языке. Первая надпись принадлежит Сергею Львовичу. На обеих частях он пишет: “Моей дорогой Оленьке”. Затем следует надпись самой Оленьки: “Эта книга принадлежала Ольге Пушкиной, потом была дана ею Александру Пушкину, чтобы он развлекался ей в Лицее, но, к несчастью, он забыл её на столе”. И наконец, третья надпись, уже рукой Пушкина: “13 июля 1817 года в Михайловском”.

Основа будущей библиотеки Пушкина стала закладываться в период Михайловской ссылки.

(Вспоминаем с детьми время этой ссылки), хотя немало книг Пушкин приобрёл в Петербурге после окончания Лицея и на юге – в Кишинёве, Одессе…

Интересен записанный литератором К.А. Тимофеевым его состоявшийся в Михайловском в 1859 году (через 22 года после смерти А.С. Пушкина) разговор с кучером Петром Парфёновым.

Случалось ли тебе видеть александра сергеевича после его отъезда из Михайловского? – Видел его ещё раз потом, как мы книги к нему возили отсюда, – ответил Петр. – Много книг было? – Много было, помнится, мы на двенадцати подводах везли…

II. Судьба пушкинской библиотеки

К концу жизни Пушкиным была собрана замечательная библиотека. И кто бы мог подумать, какие тяжёлые испытания выпадут на её долю!

После гибели Пушкина его библиотека и личные вещи поступили в ведение Дворянской Опеки над малолетними детьми поэта. Книги, наскоро запечатав в ящики (как в гробы!), отвезли в Гостиный двор, где поместили… в подвал. Через несколько лет (в 1844 году, когда Наталья Николаевна повторно вышла замуж) чьи-то чужие, равнодушные руки переправили их в другой подвал – подвал казарм Конногвардейского полка, которым командовал П.П. Ланской. Подвалы не лучшее место для библиотек…Книги страдали от холода, сырости, кожаные корешки и переплёты грызли мыши.

Только через 20 лет библиотека покинула свою тюрьму. Старший сын Пушкина

(вспоминаем с учащимися детей поэта) перевёз её в своё имение Ивановское Бронницкого уезда Московской губернии.

Но злоключения книг продолжались. Библиотека едва не погибла во время пожара, уничтожившего усадьбу. Её перевезли к родственникам А.А. Пушкина в имение Лопасня (ныне город Чехов). (Как шутят библиофилы, две перевозки книг равны одному пожару). При перевозке книг (уже внуком поэта Александром Александровичем) из Лопасни назад в Ивановское была допущена страшная небрежность. В Лопасненской усадьбе остался один из ящиков с книгами Пушкина и рукописью его “Истории Петра”. ( Рассказываю потрясающую историю обнаружения этой рукописи в клетке с канарейками).

Только в самом конце XIX века библиотекой Пушкина заинтересовались пушкинисты. Делаются первые попытки исследовать её. Инициатором этого дела был известный знаток творчества Пушкина, критик Леонид Николаевич Майков.

III. Учёные знакомятся с библиотекой Пушкина

В конце XIX века академик Майков готовил материалы к академическому собранию сочинений Пушкина. К нему-то и обратился Александр Александрович с предложением ознакомиться с книгой Батюшкова из библиотеки своего деда. Посмотрев книгу и обнаружив в ней пометки, сделанные рукой самого Александра Сергеевича, Майков сразу понял огромную ценность и значение библиотеки Пушкина.

У внука он испросил разрешения познакомиться со всей библиотекой, но сделать это помешала смерть Майкова. И всё-таки нашёлся человек, который занялся разработкой пушкинских книг. Им оказался ученик Майкова, недавний выпускник Петербургского университета Борис Львович Модзалевский.

В сентябре 1900 года по поручению Академии наук Модзалевский отправился в село Ивановское, где вместе с Александром Александровичем (внуком великого поэта) упаковал книги Пушкина в 35 ящиков и на подводах, а затем по железной дороге отправил их в Петербург. Здесь книги временно поместили в Библиотеку Академии наук в славянское отделение, и Модзалевский приступил к работе. Как позднее вспоминал Модзалевский, книги оказались “В Довольно плачевном состоянии: многие книги были попорчены сыростью и мышами, многие были помяты или растрёпаны”.

Модзалевскому предстоял очень и очень нелёгкий труд.

Одну за другой перелистывал учёный страницы, к которым прикасались руки Пушкина. Внимательным, любовным и опытным глазом изучал он каждую строку, каждую букву, каждый штрих, начертанный рукой поэта, и дал подробнейшее (в несколько сот страниц!) научно-библиографическое описание пушкинской библиотеки. Так, Модзалевский указывал формат книги, число нумерованных и ненумерованных страниц, наличие гравюр и экслибрисов, в переплёте книга или нет, разрезаны ли страницы и т.п. От книжной пыли у учёного разболелись глаза, и ему стоило больших усилий, чтобы ничего не пропустить. Благодаря огромному терпению, на страницах пушкинских книг, на переплётах и на отдельно вложенных в книги листках Модзалевский обнаружил автографы Александра Сергеевича. Это была большая удача молодого учёного.

Когда в конце 1905 года, проработав больше пяти лет, Модзалевский закончил разборку книг, описание библиотеки Пушкина составило несколько сот страниц.

Теперь оставалось определить дальнейшую судьбу пушкинской библиотеки. Первоначально между внуками поэта и Академией наук существовала договорённость, что после разборки книг библиотека будет возвращена её нынешним владельцам. На просьбу Академии передать библиотеку в её собственность внуки Пушкина отвечали отказом. Вопрос разрешился сам собой. Нуждаясь в деньгах, Александр Александрович Пушкин летом 1905 года заложил библиотеку. Срок погашения займа истекал в начале 1906 года. Денег к этому времени он не нашёл, а посему сам предложил Академии приобрести у него библиотеку деда. Академия наук выплатила внуку Пушкина 18 тысяч рублей и заполучила библиотеку для организовываемого ею Пушкинского Дома.

70-летнее многострадальное странствие книг окончилось. “Друзья” Пушкина навсегда поселились в специальном кабинете Пушкинского Дома.

IV. Что читал Пушкин?

Какие же книги были в библиотеке поэта?

(Обсуждаем с детьми вопрос, зачем нам нужно знать об этом.

– Ознакомиться с книгами библиотеки Пушкина – значит ознакомиться с мыслями, интересами и настроениями Пушкина, с его “друзьями”!)

В перечне Б.Л. Модзалевского – 1522 названия, составляющих более 3,5 тысяч томов:

– художественная проза и поэзия – 517 названий. – народная словесность – 27. – критика и история литературы – 86, – история – 412 – (почти треть библиотеки!); – философия и религия – 47; – юриспруденция – 20; – география, статистика, путешествия – 125, – естествознание и медицина – 16.

Поистине, Пушкин “В просвещении стал с веком наравне”!

Среди книг пушкинской библиотеки немало авторских подношений. Есть автографы Е.А. Баратынского, Н.И. Гнедича, А.И. Тургенева, И.А. Лажечникова, А.А. Дельвига…

Библиотека Пушкина многоязычная. Только треть её названий(529) на русском языке. (Русская классика – Державин, Гнедич, Жуковский, Гоголь…)

Самая старая книга библиотеки – “Божественная комедия” Данте на итальянском языке, изданная в Париже в 1596 году. Может быть, именно её Пушкин брал на Кавказ (где сочинил стихи, начинающиеся строчками:

Зорю бьют…из рук моих Ветхий Данте выпадает.

У Пушкина были уникальные, очень редкие книги. Среди них – опальное сочинение А.Н. Радищева “Путешествие из Петербурга в Москву”.

Книга Радищева на протяжении ста с лишним лет находилась под строгим цензурным запретом. Немногие вышедшие издания уничтожались: их сжигали на кострах или перемалывали на бумажных фабриках. Начались эти “экзекуции” с 1790 года, когда вышли в свет первые экземпляры “Путешествия из Петербурга в Москву”. Молва о смелой книге распространялась с необыкновенной быстротой. Первые читатели были поражены: никто и никогда не выступал так дерзко против рабства и самодержавия…

Прочитав книгу, Екатерина II приказала арестовать автора. Он подвергся допросу в тайной канцелярии (сыскной полиции), затем был приговорён к смертной казни, “милостиво” заменённой ему ссылкой в Сибирь на 10 лет. Опасное сочинение предали огню. Несколько экземпляров избежало сожжения. “Путешествие из Петербурга в Москву” 1790 года издания стало одной из самых примечательных русских книг. С уцелевших экземпляров снимали многочисленные копии, и они переходили из рук в руки. Пушкин по этому поводу заметил: “Радищев, рабства враг – цензуры избежал!”

Сейчас известно 15 экземпляров “Путешествия”. 13 находятся в нашей стране, 2 – за рубежом. Их судьба до сего дня интересует книголюбов. Книга, принадлежавшая Пушкину, считается самой ценной – она прекрасно сохранилась и имеет автограф. На титульном листе рукою поэта начертано: “Экземпляр, бывший в тайной канцелярии. Заплачено двести рублей”.

Были в библиотеке Пушкина и рукописные (!) книги: “Жизнь Екатерины” и “Жизнь Петра” (купленные по баснословной цене – по 50 рублей каждая!)

В библиотеке Александра Сергеевича много…сказок! Поэт во множестве покупал их и внимательно читал.

(Обсуждаем с детьми зачем. Знакомлю их с дневниковой записью Пушкина: “Изучение старинных песен, сказок и тому подобное необходимо для совершенного знания свойств русского языка…”)

Есть среди пушкинских книг и книга А. Петрова “Шахматная игра”…Причём этот своеобразный учебник по шахматной игре хранился у Пушкина в 2-х экземплярах (на одном из них дарственная надпись автора).

В те годы шахматы стали довольно быстро распространяться среди гвардейских офицеров и литераторов. Из друзей Пушкина в шахматы любил играть Алексей Вульф и его дядя Павел Иванович Вульф, в имении которого под Торжком Пушкин прожил две недели в январе 1827 года. Воспитанница Вульфов Екатерина Евграфовна Синицына в своих воспоминаниях, записанных учителем из Твери В.Колосовым, оставила интересный рассказ о Пушкине – шахматисте. “Павла Ивановича он…выучил играть в шахматы…но только очень скоро тот стал его обыгрывать. Александр Сергеевич сильно горячился при этом, однажды даже вскочил на стул и закричал: “Ну разве можно так – обыгрывать учителя!”. А Павел Иванович начнёт играть снова, да и опять с первых же ходов обыграет его. “Никогда не буду с вами играть. это ни на что не похоже…”загорячится обыкновенно при этом Пушкин”. Из этого отрывка становится ясным, что сильным игроком в шахматы Пушкин не был, но любил играть, увлекался этой игрой.

Подчеркнём, что Библиотека Пушкина – многоязычная библиотека. В ней собраны книги на 14 языках. Пушкин шутя называл себя министром иностранных дел на Парнасе русской литературы.

Возникает вопрос, сколько же языков и какие именно знал Пушкин?

(Предоставляю детям возможность “порассуждать” на эту тему).

Французский язык он, как говорится, всосал с молоком матери. Знал его блистательно! (В

Лицее даже получил за это кличку “Француз”).

– В Михайловском изучил по-настоящему латынь.

– В Петербурге практически самоучкой овладел английским языком и смог прочитать в подлиннике Шекспира, которого сначала прочёл во французском переводе. (О том, как Пушкин читал по-английски Шекспира, оставил воспоминания его знакомый Михаил Владимирович Юзефович: “ПУШКИН, – ПИШЕТ ОН, – ЧИТАЛ АНГЛИЙСКУЮ ГРАММАТИКУ КАК ЛАТИНСКУЮ”. В 1829 году, когда Пушкин был на Кавказе, Юзефович усомнился в знании им английского языка и решил устроить проверку, пригласив как арбитра знатока языка Захара Чернышева. Они попросили Пушкина прочитать им по-английски главы из Шекспира. При первых же словах, произнесённых Пушкиным по-английски, Чернышёв расхохотался.

– Ты скажи прежде, на каком языке читаешь?

Расхохотался в свою очередь и Пушкин. Но каково же было изумление экзаменаторов, когда наконец дошла очередь до перевода. Он был совершенно правильным и в отношении языка безукоризненным.

“В зрелом возрасте Пушкин выучился по-испански – писал в своих воспоминаниях Сергей Львович Пушкин. (“Дон Кихота” Сервантеса поэт читал в подлиннике!)

А.С. Пушкин знал:

– польский, – чешский, – турецкий, – итальянский (Данте читал в подлиннике!) – древнеславянский (на нём он читал Библию. Переводил жития Святых, делал выписки из Четьи Миней!)

– в письме П.В. Киреевского к Н.М. Языкову (1832г.) читаем о Пушкине: “УЧИТСЯ ПО-ЕВРЕЙСКИ, С НАМЕРЕНИЕМ ПЕРЕВОДИТЬ ИОВА…”

“ТОЛЬКО С НЕМЕЦКИМ ЯЗЫКОМ НЕ МОГУ СЛАДИТЬ, – ЖАЛОВАЛСЯ ОН ИНОГДА ДРУЗЬЯМ. – ВЫУЧУСЬ ЕМУ И ОПЯТЬ ВСЁ ЗАБУДУ: ЭТО СЛУЧАЛОСЬ УЖЕ НЕ РАЗ”. (В 30-е годы Пушкин в подлиннике читал “Фауста” Гёте!).

Но неужели все книги своей библиотеки Пушкин прочёл?

(Даю возможность детям высказать свои предположения на этот счёт)

У Александра Сергеевича были любимые книги, которые он много раз читал и перечитывал. Другие были нужны ему для литературной работы. Разные книги Пушкин читал по-разному. Одни только просматривал, из других делал выписки, с третьими подолгу работал.

Пометы, пожалуй, интереснее всего в библиотеке Пушкина.

Подобно Татьяне, посетившей библиотеку Евгения Онегина, мы видим, что в библиотеке Пушкина

ХРАНИЛИ МНОГИЕ СТРАНИЦЫ ОТМЕТКУ РЕЗКУЮ НОГТЕЙ.

(Рассматриваем руки Пушкина на известном портрете В.А. Тропинина. Обращаем внимание на ногти Пушкина).

Часто только что прочитанная Пушкиным страница превращалась в страницу его творчества, и на ней, на полях, возникали слова и строки, начертанные его рукой.

“ТО КРАТКИМ СЛОВОМ, ТО КРЮЧКОМ, ТО ВОПРОСИТЕЛЬНЫМ ЗНАЧКОМ” обнаруживает себя пушкинская мысль в книгах его библиотеки. Мы можем проследить, “какою мыслью” бывал “поражён” Пушкин , “с чем молча соглашался он”.

“ВЗДОР!, “ОТКУДА?”…- надписи на полях книги А.И. Бибикова “Записки о службе А.И. Бибикова”. Так, слова “велел бить монеты с именем императора Петра III, рассылал повсюду Манифесты” Пушкин перечеркнул и написал: “ВЗДОР!…ПУГАЧЁВ НЕ ИМЕЛ ВРЕМЕНИ ЧЕКАНИТЬ ДЕНЬГИ И ВЫМЫШЛЯТЬ ЗАТЕЙЛИВЫЕ НАДПИСИ”.

В библиотеке сохранился переплетённый цензурный экземпляр третьей и четвёртой частей сборника стихотворений Пушкина, вышедших в 1832 и 1835 годах. На них имеются цензорные разрешения и печати. Пренебрегая ими, Пушкин внёс в “Сказку о рыбаке и рыбке” две поправки. В стихе “Пришёл невод с золотой рыбкою” поэт зачеркнул слово “золотой” и на полях написал вместо него слово “одною”.Против стиха “Жемчуги окружили шею” он написал на поле карандашом: “огрузили”…

На некоторых книгах имеются иногда надписи шутливые. Например, “Собрание 4291 древних русских пословиц” (издания 1770 года) испещрено карандашными отметками и крестиками, на них 47 особо отмечены Пушкиным. И на одной из страниц рукою Пушкина вписана карандашом ещё одна пословица: “В КАБАК ДАЛЕКО, ДА ХОДИТЬ ЛЕГКО – В ЦЕРКОВЬ БЛИЗКО, ДА ХОДИТЬ СКЛИЗКО”.

Следы светлой пушкинской весёлости хранит надпись на листе, вложенном в книгу “Физиология вкуса”: “НЕ ОТКЛАДЫВАЙ ДО УЖИНА ТОГО, ЧТО МОЖЕШЬ СЪЕСТЬ ЗА ОБЕДОМ”.

Испещрены пушкинскими пометами сборники пословиц. “НЕ СМОТРИ НА МЕНЯ КОМОМ, А СМОТРИ РОССЫПЬЮ”, – отмечает пословицу поэт. И мы невольно испытываем радостное удивление от меткой образности наших предков. “НЕПРАВ МЕДВЕДЬ, ЧТО КОРОВУ СЪЕЛ, НЕПРАВА И КОРОВА, ЧТО В ЛЕС ЗАШЛА”, – эта пословица тоже отмечена. Наверное, читая их, Пушкин смеялся тем своим особенным, искренним, задушевным смехом, про который современники говорили, что он также увлекателен, как его стихи.

V. Где же сегодня хранятся книги Пушкина?

(Сначала даю детям возможность сделать свои предположения).

В Санкт-Петербурге. На Стрелке Васильевского острова стоит красивое старинное здание – знаменитый Пушкинский Дом – Институт русской литературы Академии наук. Сокращённо – ИРЛИ. Здесь рядом с бесценными рукописями Александра Сергеевича Пушкина хранится и его библиотека.

В небольшой комнате в высоких – под потолок – застеклённых шкафах с бордовыми занавесками выстроились на полках пушкинские книги. Отдельно стоят книги на русском языке, отдельно – иностранные издания. Увы, как стояли книги у самого Пушкина, никто не знает.

Учёный хранитель Пушкинского фонда Татьяна Ивановна Краснобородько рассказала:

– Библиотека Александра Сергеевича была первым приобретением Пушкинского Дома и легла в основу его коллекции. На сегодняшний день библиотека включает в себя 3571 книгу, а также больше десятка книг с автографами, которые хранятся среди рукописей поэта.

Все книги Пушкина тщательно отреставрированы, причём последний раз всего несколько лет назад. Во время реставрации сделаны интереснейшие открытия. Так, в одном из томов “Российского Феатра” найдена незамеченная Модзалевским закладка с несколькими словами, написанными Пушкиным. Эта находка позволила уточнить время работы поэта над переводом “Слова о полку Игореве”. В другой раз на обложке “Северного архива” за 1824 год были обнаружены едва различимые рисунки Пушкина. А ещё реставраторы составили список книг, находящихся в наиболее ветхом состоянии. За ними установлен особый присмотр: они помещены в специальные герметичные футляры, ведь и рукописи и библиотека Пушкина – наши реликвии.

Но они имеют ценность не только как память о поэте. К пушкинским книгам обращаются исследователи его творчества. В библиотеке они находят ответы на самые разные вопросы, связанные с работой Пушкина над его произведениями. А случается, что учёного приводит сюда даже не интерес к самому поэту, а то обстоятельство ,что есть книги, которые сохранились только в библиотеке Александра Сергеевича.

(Делюсь впечатлениями о том, как нашей делегации посчастливилось побывать в кабинете ,где хранится библиотека великого поэта, пообщаться с Т.И. Краснобородько.

Призываю помнить завет Пушкина: “Чтение – вот лучшее учение!” и, подобно великому поэту, стремиться “в просвещенье стать с веком наравне!”

Библиография

  1. Гессен А.И. Набережная Мойки, 12 (Глава “Библиотека Пушкина”). – Петрозаводск, 1969.
  2. Добринская Л. Рассказы из Пушкинского Дома. – Л., 1983. С.123-144.
  3. Матусевич В.А. Муза чтения. Рассказы об А.С. Пушкине – читателе, библиофиле. – М., 1991. С. 3-47.
  4. Парфёнов В. Рассказы о библиотеке Пушкина// “Костёр”. – 1989.
  5. Модзалевский Б.Л. Пушкин и его современники. – СПб.: Искусство, 1999.
  6. Фейнберг И. Незавершённые работы Пушкина. – М., Советский писатель, 1969.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

43 + = 50